Русский
English
Deutsch
Новости Контакты Обратная связь Вакансии Карта сайта

Поиск по сайту

Искать

Календарь новостей

Месяц: Год:
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     


Самолёт Ан-3Т

Гражданская продукция

Новости

Главная » Новости


Григорий МУРАХОВСКИЙ, генеральный директор ПО «Полет» — филиала ГКНПЦ имени Хруничева: «Мы подготовили план полного переезда ПО «Полет» на территорию Чкаловского поселка»

28.07.2011


Официально, по документам, свое 70-летие ПО «Полет» отмечает 24 июля. Однако торжества по поводу юбилея продолжались чуть ли не всю прошлую неделю. Самое яркое событие этих дней — открытие 21 июля памятника омичам, внесшим значительный вклад в освоение космоса в виде натуральной ракеты-носителя «Космос-3М». Накануне этого события заместитель генерального директора ФГУП «ГКНПЦим. М.В. Хруничева» — генеральный директор ПО «Полет» Григорий МУРАХОВСКИЙ ответил на вопросы главного редактора газеты «Коммерческие вести» Марата ИСАНГАЗИНА.


— Григорий Мойсеевич, на какой объем производства выходит в 2011 году ПО «Полет»? Последние официальные данные по вашим объемам, которые я нашел в СМИ, были по итогам 2008 года – 1 миллиард 88 миллионов рублей.
— В текущем году наш объем должен вырасти на 20-25% к 2010 году. А если смотреть относительно 2008 года — с момента, как мы приступили к РН «Ангара» и стали филиалом ГКНПЦ имени Хруничева,мы должны удвоить объемы.
— Прежде всего за счет работ по ракете-носителю «Ангара»?
— Если в 2008 и 2009 годах мы поставляли только отдельные элементы конструкции для РН «Ангара» и РН «Протон», то сейчас изготавливаем отсеки как на «Ангару», так и на «Рокот» и «Протон». Далее ПО «Полет» будет изготавливать целиком ракету легкого класса и универсальные ракетные модули (УРМ) для всех видов ракет-носителей «Ангара». Мы уже четко знаем, что будем делать в 2012 году и что в 2013-м. Задача на текущий год —  освоить производство баков для РН «Ангара», а в конце 2012 года — выпустить первые ракетные блоки.
— Когда пройдут испытания первой «Ангары»?
— Летные испытания носителя тяжелого класса —  в IV квартале 2013 года, а легкого класса – раньше, во II квартале того же года.
— Испытываться будут уже ракеты, полностью сделанные в Омске?
— Сделанные пока еще в кооперации с ГКНПЦ имени Хруничева. Мы будем изготавливать первую ступень ракеты легкого класса — это одновременно и универсальный ракетный модуль, будем изготавливать обтекатель, а вторую ступень  — в кооперации с ГКНПЦ: сделаем для нее отсеки, баки, а они — разгонник (так называемый агрегатный модуль). Окончательные испытания первых трех легких носителей «Ангара» будут производиться совместно с ними, а в дальнейшем уже будем делать все мы.
— С 2014 года?
— Если все три пуска пройдут успешно, к концу 2014 года «Ангара» легкого класса должна изготавливаться полностью омским «Полетом». А вот на каких площадях она будет собираться, еще решается: то ли будем полностью собирать и испытывать ракеты здесь, в Омске, то ли мы вместе со столичным РКЗ будем собирать оснащенные нами блоки на головном заводе в Москве.
— Какие испытания имеются в виду?
— Наземные. Но есть проблема с транспортировкой.
— Как раньше решался вопрос с транспортировкой РН «Космос»?
— У «Ангары» диаметр 2,9 м, а у «Космоса» —  2,4м. Длина первой ступени «Ангары» и первой ступени «Космоса» тоже разная. Поэтому этот груз становится негабаритным, и его придется транспортировать отдельными блоками, а потом их собирать. А вот где собирать — на полигоне в Плесецке или в Москве, пока не решено. Есть, правда, еще один вариант — заказ специальных вагонов, которые будут давать возможность перевозить УРМ-1 целиком. Но это сложная техническая проблема. Пока генеральный конструктор настаивает, чтобы ракету собирать в Москве и оттуда везти на полигон в Плесецк. Пока решено заказать разработку и изготовление в тверском ЦКБТМ специальных вагонов длятранспортировки ступеней и головного обтекателя. А сейчас можем отправлять только отдельные блоки, части ракетного модуля. На первую машину (имеется в виду тяжелая «Ангара») поставляем отсеки и баки. На вторую запланировано изготовление полностью снаряженных блоков. Пока у нас еще не завершена реконструкция сборочного цеха. А дальше —  с третьей машины, четвертой, пятой планируется изготовление ракетного блока первой ступени и второй ступени силами «Полета» — примерно с 2016 года. Главное, чтобы вовремя начались летные испытания. А там уже на ракетах будут стоять наши универсальные ракетные модули, но пока собранные, как я уже сказал, на площадях ракетно-космического завода в Москве.
— Проект «Ангара» и другие заказы ГКНПЦ сколько занимают от ваших объемов?
— Примерно 75%. Остальные 25% – это продукция для Роскосмоса и Министерства обороны.
— А по РН «Рокот» какие успехи?
— Тут мы продвинулись дальше, чем по «Ангаре». Поставляем комплектующие — обтекатели, отсеки, переходные системы. С 2011 года, то есть буквально со следующей машины, начинаем их поставлять в РКЗ снаряженными.
— Что значит снаряженными?
— Сейчас мы поставляем им в Москву пустой головной обтекатель, они проводят входной контроль, устанавливают датчики, кабели, приборы, испытывают. Аналогичным образом мы им даем приборный отсек, они тоже устанавливают все приборы, датчики, автоматику и испытывают. То же самое происходит с промежуточным и топливным отсеками. В итоге они стыкуют это все с носителем – бывшей баллистической ракетой. Как известно, РН «Рокот» создана на базе снимаемых с вооружения двухступенчатых ракет РС-18. Далее мы будем поставлять эти отсеки уже проверенными и снаряженными, остается только состыковать их и провести испытания всей ракеты. Три машины они будут собирать вместе с нами. А начиная с четвертого «Рокота», мыбудем делать все сами.
— Раньше писали, что РН «Космос» лучше по всем параметрам, чем РН «Рокот».
— О «Космосе» можно уже забыть.
— Но еще года два назадговорилось, что есть некая программа возрождения РН «Космос» и даже финансирование какое-то под это выделялось.
— Речь шла о том, чтобы мы модернизировали этот носитель с проведением натурных испытаний. К сожалению, нужда в этом отпала, потому что имеющаяся РН «Рокот» полностью заменяет РН «Космос». А РН «Ангара» легкого класса вытеснит и «Рокот», и «Космос». Поэтому пришли к выводу, что финансировать два изделия одновременно государству не рационально. Но если вдруг у страны возникнет необходимость восстановить ракету «Космос», конструкторская документация на модернизированную ракету, которая сегодня имеется, позволит это сделать. Раньше такой документации не было.
— Но там же были какие-то поставщики из Украины, которые полностью прекратили необходимое производство?
— Да, там система управления и двигатель первой ступени изготавливались в Украине. Опыт показал, что лучше свою родную ракету российскую иметь с отечественными комплектующими, чем зависеть от другого государства.
— Но легкая РН «Ангара» лучше, чем РН «Космос»?
— У нее диапазон намного шире. То есть она может выводить намного большую полезную нагрузку и на большую высоту.
— Но «Космос», как писали, самая надежная ракета в мире.
— Надежность определяется количеством успешных пусков к общему числу таких пусков. У «Космоса» надежность не в пять минут образовалась, а за много лет: полетели — упала, нашли причину, откорректировали документацию и снова запустили, опять что-то случилось, еще раз откорректировали  — это все продолжается бесконечно. У любой машины нет 100% надежности. «Космос» отрабатывался годами и был «вылизан» очень тщательно. Будет летать «Ангара» — и с годами тоже приобретет высокую надежность.
— У «Ангары» другой вид топлива?
— Да, гораздо экологичнее. В РН «Космос» использовался гептил. Когда первая ступень падает на землю, полностью топливо никогда не вырабатывается. Так что пока летит – парит, потом, упав, разливается, и загрязнение местности избежать не удается. А топливо «Ангары» — керосин и кислород —  практически безвредно для людей. А значит, легче будут согласовываться зоны падения. Представляете: приезжаешь к губернатору и говоришь, что мы отсюда летим, а на твою область может упасть такая вот штуковина. Одно дело, если там ядовитый гептил, другое дело — керосин. А чтобы ничего не падало, такого пока не бывает.
— Последние полгода обсуждают вопросы бренда Омской области. Было предложение сделать символом региона ракету «Ангара». Но один из разработчиков на это ответил так: ну, сделаем мы символом «Ангару», но ГКНПЦ имени Хруничева разместило это производство в Омске, и точно так же может его забрать и передать другому заводу. Останется тогда Омск без ракет, но с эмблемой.
— Так дилетанты только говорят. Размещение длится уже четвертый год и еще два года будет продолжаться. А сколько в нас государство вложило уже денег? И теперь взять и сказать: передумали и давайте назад все. Это потребует массу денег и средств. Никто на такие вещи не пойдет никогда. Размещение — это громадные затраты, перевод на другой завод — опять же миллиардные затраты. У нас все расписано на годы: до 2015 года испытания, дальше — серийное производство.
— В России сколько заводов, аналогичных вам?
— Есть несколько еще, но они другие ракеты делают. ГКНПЦ выиграл конкурс на легкий и тяжелый классы ракет, и он победил железно – все! По носителям среднего класса сейчас идут конкурсы, опять же мы в лице головного предприятия примем участие. Возможно, мы победим. Если победит ЦСКБ «Прогресс», они будут делать свой носитель. Не «Ангару».
— Роскосмос выделяет в текущем году миллиард рублей «Полету» на реконструкцию. Что будет делаться?
— Некоторые корпуса строятся вновь, другие достраиваются, переделываются.
— Вы говорили, что тесно уже заводу на существующей производственной площадке.
— У нас две территории – вдоль улицы Богдана Хмельницкого и в Чкаловском поселке. Из-за недостатка места сегодня ни там ни тут невозможно замкнуть производственный цикл. Приходится использовать обе территории, что не очень рационально. В целом площадей хватает под плановое количество УРМ, но только на обеих территориях одновременно. Узкое место —  цех окончательной сборки. Мы должны реконструировать сборочный цех – тот, из которого выпускали ТУ-104. Если мы этого не сделаем, не сможем выпустить необходимое количество изделий, начиная с 2015 года, когда начнется серийное производство. А далее даже этого цеха может не хватить.
— Какая серия предполагается?
—  По пять УРМ для десяти тяжелых РН «Ангара» и десять легких РН «Ангара»  — 60 УРМ в год получается. Нам нужны для этого площади. Не можем же мы иметь два сборочных цеха – на той территории и на этой – это тысячи проблем.
— А раньше как «Космос» в таких больших количествах выпускали?
— Раньше там был сборочный корпус 70. В трудные времена, когда завод был не в силах выплачивать зарплату и рассчитываться по налогам, он был продан с торгов. Теперь там «Сиблифт» и другие производства. Еще ряд площадей были распроданы. Мы их пытаемся теперь вернуть.
— Что-то уже удалось вернуть?
— Удалось. По ряду недвижимости продолжаем судиться, ведь эта территория была предназначена для производства ракетно-космической техники, предусмотренной нашим государством для мобилизации на случай войны и так далее.
— Насколько я помню, до объединения с ГКНПЦ имени Хруничева у «Полета» были немалые долги.
— Они реструктуризированы на 10 лет. Мы перестали быть юридическим лицом, и эта вся нагрузка легла на ГКНПЦ: он регулярно рассчитывается по этим долгам.
— Большая сумма?
— Приличная. 634 миллиона они сразу заплатили кредиторам и 897 миллионов реструктуризировали. Им тоже нелегко, они тоже завод, и им деньги с Луны не падают, с неба не валятся, как говорят в народе.
— А заказы на запуски спутников на РН «Космос» уже закончились? Вы несколько лет работали с немецкой фирмой OHB-System.
— Мы успешно запустили для них все пять космических аппаратов. Все остались довольны: они нами, мы тем, что они нам вовремя платили. Нас это в те тяжелые годы поддержало здорово. Сегодня носителей осталось всего два. И мы с Минобороны сейчас ищем возможность использовать их, чтобы наряду с государственными нагрузками были и коммерческие.
— По КА «Стерх» были проблемы, чем они закончились?
— Проблемы всегда есть и будут. Сейчас заканчивается доработка систем нового спутника и идут соответствующие переговоры с Роскосмосом и с теми, кто нам заказал следующие аппараты.
— Говорите — заказал. Вы выиграли еще конкурсы?
— Не мы, а московское предприятие. Мы участвуем в кооперации. Они нам заказали системы этого КА, мы их делаем на субподряде, а целиком за аппарат отвечают они там, в Москве.
— Омский «Полет» раньше выпускал космические аппараты для глобальной навигационной системы ГЛОНАСС, потом их производство было передано в Красноярск на ОАО «Информационные спутниковые системы» имени Решетнева». Сколько в этой космической группировке еще летает омских аппаратов?
— Три аппарата осталось, недавно было семь. Мы судим по тем письмам, которые к нам приходят от эксплуатантов. Но их срок активного существования — три года, и сейчас они все уже находятся за этим сроком – работают по четыре с половиной года. Работают потому, что система была отработана и очень надежна. Естественно, наши аппараты какое-то время поддержали эту группировку.
— Товары народного потребления у вас сохранились?
— Сохранились. Теплообменники делаем, детали для АН-3, АН-74, которые нам заказывают в продолжение эксплуатации. Продолжаем делать кухонные гарнитуры по заказам — они у нас дешевле. А стиральную машину «Сибирь» мы производить прекратили. Как бы мы не уменьшали ее стоимость, все равно появлялась китайская машина, которая на тысячу, на полторы оказывалась дешевле. И никому не докажешь: не берите их технику, потому что она скоро сломается, а берите нашу – она лет 20 проработает. Так что китайцы вытеснили здесь наших производителей. И даже там, где на технике пишут «российское», нередко сделано из китайских комплектующих.
— Надеюсь, в ракетах нет китайских комплектующих?
— Такой вариант отпадает по определению.
— А что будет в цехе, где стиральные машины делали?
— Если мы все-таки будем переезжать на другую территорию, то хотим в этом корпусе возродить наши ТНП более высокого уровня. Мы еще не остановились на конкретной продукции, но мысли по этому поводу есть. Это в перспективе. Сейчас все цеха, которые принимали участие в выпуске стиралки, мы перевели на «Ангару», на «Рокот», на «Протон». Потому что у нас сил бы не хватило их освоить, если бы мы не включили работников этих цехов —  они ведь тоже когда-то сюда пришли из наших основных производств.
— Так все-таки будет переезд на одну территорию?
— На переезд государство денег не дает. Оно дает только туда, где необходимо создавать принципиально новые технологии. Мы объясняем, например, что у нас нет таких виброиспытаний, какие требуются для «Ангары», или что нет у нас таких чистовых помещений. И это государство принимает: да, здесь мы вам поможем деньгами. Но когда мы говорим государству, что нам надо переехать, — увы.Мы подготовили план переезда, вот он у меня на столе в деталях. Каждый цех начертили, как и где он будет размещаться на территории в Чкаловском поселке. Но это требует громадных денег, которые мы сможем вложить только тогда, когда их сами заработаем. Переезд — очень затратная вещь, мы это почувствовали, когда в текущем году переехали складами инструментального цеха. Сейчас будем переезжать 21 цехом.
— А здесь что предполагается потом вдоль улицы Богдана Хмельницкого?
— Рассчитываем потом все это вместе с землей по выгодной цене продать и вернуть деньги, которые потратим на переезд.
— А земля чья?
— Федеральная, она нам отдана в бессрочное пользование. Но это все будет после 2020 года.
— Сколько сейчас человек работает у вас?
— 4 800 работающих.
— Увеличивать штаты собираетесь?
— По мере освоения узлов будем набирать людей. Но в текущем году набора больше не будет.
— Стареет коллектив?
— Наоборот – молодеет. У нас сейчас 1 030 человек – до 30 лет.
— А как квалификация молодых?
— Это тяжелый вопрос. Но к нам вернулись рабочие, которые уходили в 90-е годы. Сейчас им от 50 до 60. Мы восстановили наставничество. За каждым квалифицированным рабочим приказом закрепляем молодых, выплачиваем им вознаграждение, если их подопечные проходят квалификационный экзамен.
— А молодым на что рассчитывать? На какую зарплату?
— У нас рабочие до 35 – 40 тысяч зарабатывают.
— Высококвалифицированные?
— Но никто не мешает и молодым стать высококвалифицированными и зарабатывать. Больше деталей делайте — и больше будете зарабатывать. Работы хватает всем, главное, чтобы желание было, как было когда-то у нас, когда мы работали день и ночь. Нам тоже не миллионы платили. Я пришел на завод, и у меня сто рублей оклад был, жена и ребенок, на квартире жил. Возглавил цех и стал получать 200. Перспективы на заводе сейчас очень хорошие.
— Периодически часть ваших рабочих в Москву ездят. Зачем?
— Мы набрали порядка 250 человек, чтобы можно было оказывать помощь цехам ГКНПЦ в Москве. Сборочные наши цеха, которые еще не имеют 100% загрузки, отправляют туда людей с двумя целями: молодые там обучаются, а наши опытные рабочие оказывают непосредственную помощь по сборке и испытаниям. Этим самым мы добиваемся загрузки наших людей, ведь когда они возвращаются сюда, здесь еще для них работы нет, и мы вынуждены их использовать на ремонтах кровли, на изготовлении оснащения ит. д.
— Так эти командировки на полгода?
— На месяц-полтора, некоторых работников москвичи просят на пару месяцев. Потом они возвращаются, работают здесь, а уезжают туда другие. То есть это прямая для нас выгода, потому что мы обучаем наших людей и готовимся к будущей работе. Так мы делали по клепальному цеху, но когда пришла к нам оттуда работа, больше туда специалисты не ездят, делают все здесь. Такая же картина по баковому цеху: ездили туда, помогали, сейчас баки выпускаем в Омске. Причем учиться — это не стоять рядом и не смотреть, как они собираются, а брать инструменты, технологии, чертежи, делать и сдавать.
— Несколько недоукомплектованных самолетов АН-3 все еще хранятся у вас?
— Заказчик АН-3 оказался несостоятельным и не смог рассчитаться за сделанную работу. Часть самолетов не летающие, потому что из-за заказчика мы не смогли их закончить. Они стоят у нас недоукомплектованные на территории летно-транспортного отряда.
— Говорили о том, что, может быть, ваши соседи на ОМО имени Баранова возьмутся за этот самолет и выкупят у вас документацию.
— Хотели. Но от желания до воплощения путь долгий. Мы в свое время, чтобы поднять самолет в воздух, занимались несколько лет. Это не просто так, а будь здоров работа. Конечно, не все желают тратиться. Им хотелось бы, чтобы государство дало денег. Пять лет мы не имели заказов на АН-3. Куда только не обращались: и к десантникам, и в МЧС, и к лесникам, и в здравоохранение с самолетами скорой помощи, и в сельскохозяйственные структуры, чтобы АН-3 обрабатывали поля, – все эти этапы мы прошли. И лет пять, кроме МЧС, авиаотрядов Якутии и Тувы, которые заказали по четыре-пять самолетов, других желающих не было. Но если маленькое количество делать – АН-3 дорого стоит. Их надо было изготавливать хотя бы два в месяц —  24 в год – тогда бы и цена была в полтора раза дешевле.
— Два года назад говорили, что один самолет АН-3 должен как памятник где-то в Омске встать.
— Он находится у нас на заводе, мы ждем команды губернатора, куда его поставить. Это именно тот самолет, который вернулся с Южного полюса, и вернули мы его за средства Омской области. Сейчас до него еще руки не дошли.
— А монумент— ракета «Космос-3М» – ваше решение?
— Совместное с правительством Омской области и головным предприятием ГКНПЦ имени Хруничева. При этом и завод понес определенные затраты, и область потратилась, организовывая место, где мы его установили. Там много было проблем – благоустройство, землеотводы, переброска колодцев, кабелей, подключение – это все потребовало средств.
— Изначально чья это была идея?
— Когда у нас на предприятии был губернатор летом прошлого года, я ему сказал: Леонид Константинович, последние ракеты уходят. Он тут же собрал совещание, и было принято решение выделить землю. Это буквально в два дня произошло. У нас скопилось некоторое количество частей ракеты. Их, в частности, мы представляли на выставках. Даже целая ступень образовалась. Мы все собрали, привели в порядок, поставили двигатели первой ступени. Двигателей второй ступени нет уже – их никто теперь не производит. Это натуральный штатный носитель, он мог и улететь, если был бы к нему двигатель второй ступени.
— То есть поставить двигатель второй ступени и можно взлетать прямо с места установки памятника?
— Можно было бы. Сейчас мы его просверлили насквозь, чтобы вода уходила. Но на месте установили по штатному варианту: настоящий стартовый стол с полигона привезли, как будто она вот-вот взлетит.
— Много раз писали, что под Космическим проспектам располагается аэродромная полоса и даже еще можно на эту улицу посадить самолет.
— Космический проспект  — это бетонка бывшая. Если убрать осветительные столбы, то и можно, пожалуй. ТУ-104 оттуда взлетал, там под асфальтом плиты бетонные — никто оттуда их не убирал. Мы и поставили монумент ракеты у Космического проспекта, потому что там начиналась история завода. Первые ТУ-2 взлетали по этой бетонке.
— А кто будет сохранять монумент потом? Его же надо передать кому-то на баланс и как-то поддерживать состояние.
— Мы официально передадим с инструкцией по обслуживанию: там будут регламенты, что необходимо сделать, раз в квартал, в полгода, в год – все виды работ расписаны. Мы такой документ сделали уже. Пока еще не решено, кто примет на баланс. Но это памятник не только тем, кто работал на «Полете», а всем оборонщикам, которые вложили немало сил, здоровья, жизни, чтобы создать военно-промышленный щит нашей страны.



Последние статьи:

07.06.201825 лет с момента выхода Распоряжения Президента Российской Федерации о создании ГКНПЦ им. М.В.Хруничева
25.05.2018Памяти С.С. Бовкуна
10.05.2018Митинг Победы
08.05.20189 Мая. С праздником!
08.05.2018С Днём Победы!
28.04.2018Праздник Весны и Труда!
26.04.2018Ракета–носитель «Рокот» успешно вывела на орбиту европейский спутник для глобального мониторинга окружающей среды
23.04.2018Под знаком двадцатилетия МКС
19.04.2018Центр Хруничева: ракета-носитель «Протон-М» успешно вывела на орбиту российский спутник
12.04.2018С Днём космонавтики!

Новости

07.06.2018
25 лет с момента выхода Распоряжения Президента Российской Федерации о создании ГКНПЦ им. М.В.Хруничева

25.05.2018
Памяти С.С. Бовкуна

10.05.2018
Митинг Победы


Правительственные награды

Орден ЛенинаОрден Трудового Красного ЗнамениОрден Октябрьской революции

ГКНПЦ
имени М.В. Хруничева
Государственная корпорация по космической деятельности
Министерство
обороны РФ
Разработка сайта
Дизайн-студия "RayStudio"
"ПО "Полет" – филиал АО "ГКНПЦ им. М.В. Хруничева"
644021, г.Омск, ул. Б.Хмельницкого, 226
Факс: (3812) 39-72-40
E-mail: info.polet@khrunichev.ru